Больной родственник

Как помочь родственникам тяжелобольного человека

Больной родственник

Это первая заметка из цикла «Болезнь: этика взаимоотношений с больным и его родственниками».

Болезнь становится испытанием не только для самого пациента, но и для его родственников.

В этот период родственники больного человека становятся менее доступными для общения с окружающими их людьми.  Часто они делаются невнимательными и раздражительными. Не стоит считать демонстрацию этих качеств проявлением неприязни лично к вам.

Ломается привычный уклад жизни.  Внимание ваших друзей полностью поглощает озабоченность состоянием здоровья близкого им человека. Что случится самого страшного с тяжелобольным человеком – он может умереть.

Родственники такого человека могут годами дрожать и бояться.

Родственникам больного человека тоже бывает плохо, тяжело и страшно.

Эта статья написана для друзей тех, которые хоть сами и не больны, однако ухаживают за своими больными близкими.

В статье приводятся типичные реакции окружающих на болезнь и смерть и показаны способы поддержки родственников больных.

Что чувствуют люди, когда сталкиваются с чужой болью? Часто они чувствуют беспомощность и уязвимость. Они могут стыдиться того, что у них все благополучно или испытывать чувство радости, что это случилось не с ними. Люди чувствуют вину и свертывают общение в тот момент, когда друг или родственник особенно нуждается в вашей поддержке.

Изменить ситуацию, вылечить человека не в вашей власти. А вот оказать посильную помощь вашему другу, ухаживающим за родственником – это вы сможете.

Есть простые способы поддержки:

  • Снимите с вашего друга/родственника все обязательства, которые они имеют перед вами.
  • Регулярно звоните, интересуйтесь, как идут дела у вашего друга и его родственника.
  • Самая распространенная реплика, с которой начинается беседа: «Как дела?» Будьте готовы к тому, что в ответ на этот ваш вопрос ваш друг пустится в пространное описание собственных переживаний и физического состояния больного. Будьте готовы слушать: ваш друг может захотеть вам рассказать о человеке, который ему дорог. Позвольте ему выплеснуть свое горе. Если вам это действительно важно знать, вопрос задается там и тогда, когда у вас   действительно будет время его выслушать.
  • Постарайтесь отказаться от попыток вылечить родственника вашего друга. Пусть о здоровье больного волнуется его лечащий врач. Ваши рекомендации средств, которые помогли вам могут быть опасны для больного. И непрошенные советы могут вызвать ярость. Не стоит требовать от вашего друга беспрекословного выполнения      ваших советов. Вместо слов: «Ты обязан купить   это лекарство» можно сказать: «Я слышала о хорошем специалисте. Хочешь я схожу и узнаю о нем».
  •  Реальность физически угнетает и выматывает. Позаботьтесь о вашем друге. Приготовьте еду и пригласите его к себе пообедать.
  • Часто у родственников больного человека не хватает времени на себя и на выполнение домашней работы. Возьмите на себя часть повседневных обязонностей: посидеть с детьми, оплатить коммунальные платежи, купить продукты. Не всегда стоит отвлекать друга и просить его приготовить список нужных продуктов. Просто купите простой набор, который есть в любом холодильнике: яйца, сыр, молоко.
  • Если ваш друг посещает больного родственника в больнице составьте ему компанию. Оптимальная продолжительность визита в больнице не более 20 минут, если пациент не отошел от наркоза – 10 минут.
  • Предложите свою компанию, но не навязывайтесь.
  •  Если родственник вашего друга живет в другом городе, предложите денег на дорогу.

Самое страшное, что может случиться с больным человеком- это смерть.

В этом случае реакции окружающих могут быть такими же, как и на  известие  о болезни.Часто друзья и знакомые родственника умершего человека покидают его, просто потому, что не знают что нужно делать  в подобной ситуаци, как оказать поддержку другу.

Первое,что следует сделать, когда вы узнаете о утрате, это позвонить другу и кратко выразить соболезнование.Не стоит затягивать разговор и подробно делиться собственными переживаниями.

Второе, просто прийдите на похороны. Некоторые люди отказываются ходить на похороны аргументируя тем, что они не знали умершего.Вы можете не знать родственника вашего друга, но сейчас друг нуждается в поддержке и помощь нужна ему. Он может не реагировать на вас в момент утраты, но факт вашего присутствия на похоронах он запомнит.

В третьих, в первые месяцы после утраты все что нужно родственникам умершего – это свободные уши.Будьте готовы слушать, какой бы вздор, по вашему мнению, не нес бы ваш друг.Во время утраты горюющий находится в особом состоянии сознания, и тот вздор, который он по вашему мнению несет – это  подсознательная попытка защититься, найти опору рухнувшему миру.

В четвертых, разговаривая с родственником умершего , даже если вы его плохо знали вспоминайте о нем что – нибудь хорошее.

В пятых, часто если умирают муж или жена, в первые месяцы утраты окружающие могут предлагать познакомить с кем-нибудь, чтобы страдающего избавить от одиночества. Часто это воспринимается негативно. Лучшим вариантом может стать предложение завести кошку или собаку. 

В шестых, для человека, понесшего утрату очень важны ритуалы.Это могут быть поминки  на 9 день после смерти,  поминки на 40 день после смерти.

Эти ритуалы дают горюющему ощущение контроля над ситуацией и позволяют отдать дань памяти умершему человеку.Ритуалы могут быть разными. Родственник может сам придумать такой ритуал.

Вы можете поддержать родственника умершего  в исполнении придуманного им ритуала или совместно с ним придумать его.

В заключении хочу привести цитату из книги Л.К. Погребин «Испытание болезнью»:

«Восемьдесят процентов успеха заключается в том, чтобы просто прийти. И это совершенно справедливо в отношении дружбы… Дружба – это по большей части просто быть рядом.

Не важно, что именно ты говоришь, что пишешь в письмах и какие даришь подарки – просто окажись поблизости, когда это важно (не превращая свой визит в шоу и не ожидая приветствующих тебя фанфар) …Мы помним тех, кто просто пришел.

Они не ждут награды за то…что нашли свободный вечер, чтобы посидеть с нами…, но что до меня, то одно только их присутствие рядом красноречивее всех слов.»

Источник: https://www.b17.ru/article/56035/

«Ты себе больше не принадлежишь»: как живут семьи с тяжелобольными родственниками

Больной родственник

Елена живет вместе с мужем в Смоленской области, ухаживает за 77-летней матерью, которой несколько лет назад поставили диагноз деменция. Дети выросли и разъехались: одна дочь живет с семьей в Смоленске, другая — в Санкт-Петербурге.

Шесть лет назад Елена стала впервые замечать проблемы с памятью у матери: «Она задавала вопрос, слышала ответ, а потом могла еще раз десять повторить вопрос». Сначала все списывали на обычные проблемы с памятью у пожилых людей.

«Про деменцию никто у нас в семье ничего не знал, само слово деменция я узнала три года назад».

Мама тогда жила отдельно в деревне, сама себе готовила, убиралась, если плохо себя чувствовала — вызывала скорую. Но к концу 2015 года ее состояние начало ухудшаться: «Она вызывала скорую, а когда та приезжала, она уже ходила по огороду и с удивлением спрашивала у них, зачем они приехали». В один из таких визитов врачи решили отвезти женщину в психоневрологический интернат.

Елена стала регулярно ездить в ПНИ и навещать маму, ждала выписки, но в один из дней мама не вышла. «Ее вывезли на коляске в совершенно невменяемом состоянии. Еще пару дней назад она сама ходила, разговаривала, отвечала на вопросы, а теперь она в состоянии овоща.

У меня случилась истерика, я кричала: „Что вы сделали с моей мамой“». По словам врачей, у женщины случился микроинсульт, что и привело к такому ухудшению.

Елена забрала мать из интерната с диагнозом болезнь Альцгеймера и сосудистая деменция, оформила инвалидность I группы, переселила к себе в двухкомнатную квартиру и полностью взяла на себя уход.

За последние три года она ни разу не оставляла маму более чем на пару часов, даже поход в ближайший магазин — теперь проблема. «С 2016 года я никуда не выезжала. Я не могу ее оставить. Я в магазин выхожу максимум на полчаса, когда захожу в подъезд, слышу, как на пятом этаже мама стучит со всей силы в дверь. Она очень боится оставаться одна».

«Это не моя мама»

Необходимость ухаживать за угасающими родственниками, будь то пожилые люди с деменцией или больные в терминальной стадии, — сильный удар по всей семье.

Помимо физического аспекта — полностью обслуживать потребности больного, следить за питанием, подвижностью, выполнять назначения врача, мыть, переворачивать (а в случае со взрослыми лежачими больными речь может идти о весе в 80—90 и выше килограммов) — ухаживающие подвергаются сильному ежедневному стрессу.

«Тяжело не столько физически, сколько морально, — говорит Елена. —  Находиться 24 часа с психически больным человеком — очень трудно. Ты себе больше не принадлежишь, вся жизнь подстраивается под больного. Она ничего не помнит, не понимает, когда с ней говорят. Я на нее порой смотрю — от моей мамы уже ничего не осталось. Как будто это не моя мама, а чужой человек».

Выгорание — очень частое состояние людей, ухаживающих за тяжелобольными близкими. По информации международной организации Alzheimer’s Association, от 30 до 40 % человек, ухаживающих за больными деменцией родственниками, страдают депрессией. Едкая смесь из чувства вины, жалости, злости и бессилия эмоционально истощает.

По словам психолога Зары Арутюнян, дементный больной — уже другой человек. И ухаживающий родственник сталкивается с тем, что тот человек, которого он знал и любил, ушел, а вместо него появился какой-то незнакомец, капризный, порой крайне агрессивный. Такого сложно любить.

«Из этой точки рождается чувство вины, — объясняет она. — Люди думают: „Это же моя мама, я ее люблю, а я злюсь, сержусь, а должна быть терпеливой, я не справляюсь“. В какой-то момент они уже ждут конца, смерти и ненавидят себя за это.

Это чувство вины выматывает, съедает эмоциональные ресурсы, которые и так ограничены».

Двадцатитрехлетняя Татьяна жила с родителями в Москве, училась на психолога, когда в 2017 году ее бабушке поставили диагноз сосудистая деменция. Родители решили перевезти ее к себе.

Незадолго до этого у матери Татьяны обнаружили онкологическое заболевание в третьей стадии, и она тяжело переживала этот диагноз. После переезда бабушки из-за натянутых внутрисемейных отношений атмосфера в доме стала напряженной.

Осенью 2017 от рака скончалась мама, и Татьяна осталась жить с отцом, частично взяв на себя уход за бабушкой.

«На этом фоне у меня у самой возникли психические проблемы. Просто не чувствую ничего, — говорит Татьяна. — Не хочется заходить в комнату, как-то стараться что-то делать. Все это просто невыносимо».

Ухаживающий близкий человек длительное время находится в таком сильном стрессе, что порой сам умирает раньше, чем его подопечный.

«Когда в семье появляется тяжелый больной, часто родственники пребывают в иллюзии, что болезнь можно вылечить, что нужно приложить максимум усилий. Они бегут спринт, а им надо бежать на самом деле марафон.

Марафон — это не выкладываться на сто процентов одномоментно, а поступательно двигаться к своей цели. Главное — сберечь силы», — отмечает Арутюнян.

Уход за тяжелобольными в семье чаще всего ложится на плечи женщин. По данным той же Alzheimer Association, две трети ухаживающих за людьми с деменцией — женщины, большинство из них — в возрасте от 45 до 65 лет.

Они относятся к так называемому «поколению сэндвич»: их дети еще не выросли или не встали на ноги, а пожилым родителям уже требуется помощь, уход и порой опека. Это трудоспособное население, которое оказывается запертым в стенах собственных квартир.

До своей пенсии еще много лет, и им приходится жить на пенсию опекаемого и пособие в 1200 рублей. Кто-то находит работу на дому, кто-то перевозит тяжелобольного к себе, сдавая квартиру опекаемого.

Выступление главы фонда помощи хосписам «Вера» Нюты Федермессер о ситуации в ПНИ на заседании Совета по правам человека, 24 июня 2019 года.

Жительнице Санкт-Петербурга Марине 44 года. В конце 2013 года у ее на тот момент 65-летней мамы, работавшей санитаркой в аптеке, появились первые признаки болезни Альцгеймера. В основном это касалось быта: например, она варила макароны, но не ела их, а на вопрос, зачем сварила, отвечала: «Не знаю». Болезнь прогрессировала.

В январе она поехала в знакомую клинику для продления санитарной книжки и не смогла ее найти. Съездила второй раз, потом третий, но так и не нашла здание, которое до этого посещала каждый год. Марина отвела маму к врачу, и уже в феврале 2014 года ей поставили диагноз сосудистая деменция.

Уже через полтора года стало понятно, что маме нужен постоянный уход, и Марина наняла сиделку, а в конце 2017 ушла с работы и стала сама полностью ухаживать за матерью.

«Мы живем с мамой вдвоем, других родственников нет. Сейчас работаю дома, —  рассказывает Марина. — Моя мама спокойна в болезни, я могу оставить ее одну и уйти, например, в кино.

Мама никуда не лезет, нет агрессии, бреда, ущерба и фекальной стадии. Но она стала полностью зависима от меня, я уже не распоряжаюсь своей жизнью.

Самое тяжелое — невозможность уехать куда-то надолго, на целый день».

«Для нашей семьи это неподъемная сумма»

От государства семьи с тяжелобольными родственниками могут получить крайне ограниченную материальную и финансовую поддержку: пеленки и памперсы — не более трех единиц в сутки, инвалидное кресло, специальную кровать, денежное пособие — для самого больного и ухаживающего за ним. Все это — в размере, не покрывающем и половины от потребностей семьи. Но даже за эту помощь необходимо порой бороться, продираясь сквозь бюрократические преграды.

«Тяжело не столько физически, сколько морально. Ты себе больше не принадлежишь, вся жизнь подстраивается под больного. Я на нее порой смотрю — от моей мамы уже ничего не осталось. Как будто это не моя мама, а чужой человек»

Сиделок на полный день государство предоставлять не обязано. Семьи с тяжелобольными могут обратиться в центр социального обслуживания (ЦСО) за бесплатным соцработником, но сначала надо будет показать, в каких условиях проживает больной, собрать справки о доходах семьи.

Если у семьи доходы выше прожиточного минимума, то бесплатный соцработник не полагается. В этом случае услуги можно заказать на платной основе: например, в Москве помощь по уходу обойдется в 315 рублей в час.

Но на практике речь не идет о сиделках на полный рабочий день: обычно у каждого соцработника по 10—15 подопечных, и в сутки на каждого из них они тратят не более 2 часов.

По словам самих ухаживающих, помощь соцработников все равно не позволяет надолго отлучиться из дома, тем более вернуться на работу — они могут помочь приготовить еду, сходить за продуктами и лекарствами, но кто-то постоянно должен находиться дома.

С 2018 года в России заработал пилотный проект по внедрению системы долговременного ухода за пожилыми людьми и инвалидами, в 2019 в нем участвуют 12 регионов.

Заявленная цель — поддержать семейный уход, социальное обслуживание и медицинскую помощь на дому, в полустационарной и стационарной форме с привлечением службы сиделок и патронажа».

Он предусматривает «тяжелым» группам ухода предоставление «расширенного пакета услуг», то есть четыре часа помощи в день, что радикально отличается от двух часов один раз в неделю, как в большинстве регионов сейчас.

«Четыре часа ухода — конечно, недостаточно, если человеку нужна круглосуточная помощь, но эти обязательства уже сейчас могут взять на себя даже „бедные“ регионы», — считает Елизавета Олескина, директор благотворительного фонда «Старость в радость», отвечающего за разработку методологии для этого проекта.

Сколько государство платит инвалидам и ухаживающим за ними?

ЕДВ инвалидам I группы — 2661,52 рублей.

ЕДВ инвалидам II группы и детям-инвалидам — 1580,2 рублей.

ЕДВ инвалидам III группы — 1041,25 рублей.

*ЕДВ — ежемесячная денежная выплата

Они также вправе выбрать, в каком виде получать бесплатный набор социальных услуг (НСУ) — в натуральном либо денежном. С 1 февраля 2019 НСУ составляет 1121,42 рублей ежемесячно (863,75 рублей на медицинские препараты, 133,62 рублей на санаторно-курортное лечение и 124,05 рублей на проезд к месту лечения и обратно).

Социальная пенсия — выплачивается никогда не работавшим инвалидам I, II, III групп, детям-инвалидам и инвалидам с детства: от 4509 рублей до 12731 рубля + региональные доплаты, если такие предусмотрены.

Страховая пенсия — выплачивается ранее работавшим инвалидам в зависимости от стажа и общей суммы страховых взносов: от 5334,19 рублей.

Пособие лицам, осуществляющим уход (ЛОУ) за нетрудоспособными гражданами и инвалидами (кроме детей-инвалидов и инвалидов с детства I группы), — 1200 рублей (только для неработающих граждан).

Пособие лицам, осуществляющим уход (ЛОУ) за детьми-инвалидами и инвалидами с детства I группы, — 10000 рублей (только для неработающих родителей либо опекунов трудоспособного возраста).

Источник: Пенсионный фонд РФ

В регионах-участниках стали открываться центры обучения для специалистов, работающих с подобными тяжелобольными, школы по уходу для родственников, но о масштабном охвате сиделками всех нуждающихся речи пока не идет.

Сейчас для ухаживающих родственников выбор невелик: получать 1200 рублей, не работать и самим ухаживать, остаться без пособия и нанимать сиделку за свои деньги или определить лежачего больного в стационарное учреждение — ПНИ или хоспис. На практике мест в стационарах — как государственных, так и частных — несравнимо меньше, чем людей, нуждающихся в уходе. Да и родственники не спешат отдавать туда своих близких, опасаясь некачественной помощи.

«В ПНИ они живут год-полтора. Мне маму жалко. Если бы еще пансионат был с хорошими условиями, но такие денег стоят. И даже это не гарантирует хорошего ухода, — говорит Елена. — Мне совесть не дает так поступить».

Платные сиделки для большинства семей в России слишком обременительны из-за высокой стоимости услуг. Поэтому на практике один из членов семьи  — чаще всего женщина — вынужден фактически переквалифицироваться в сиделку и уйти с работы.

«Поначалу я еще ходила на работу, но мамино состояние постепенно ухудшалось. Когда я приходила, в ее комнате были содраны шторы, вырваны провода, она размазывала фекалии по стенам, — вспоминает Елена, которая до конца 2016 работала старшим продавцом. — И мне пришлось уволиться. Совмещать работу с уходом за таким человеком нереально».

Частично компенсировать плату за сиделку за счет пособий от государства тоже не получится. Сейчас людям, ухаживающим за нетрудоспособными гражданами, полагается лишь ежемесячная выплата — 1200 рублей. Но чтобы оформить это пособие, нужно числиться неработающим.

«Дементный больной — уже другой человек. И ухаживающий родственник сталкивается с тем, что тот человек, которого он знал и любил, ушел, а вместо него появился какой-то незнакомец, капризный, порой крайне агрессивный. Такого сложно любить»

По словам Елены, 1200 рублей в месяц, которые ей выплачивает государство по уходу за инвалидом I группы, — это стоимость сиделки в Смоленской области в сутки. Если нанять ее на каждый день, то сумма превысит всю ее зарплату. Сейчас семья Елены живет на зарплату мужа, мамину пенсию и те самые 1200 рублей пособия.

Семей, столкнувшихся с необходимостью ухаживать за тяжелобольным родственником, тысячи, если не миллионы, но несмотря на масштаб проблемы статистики по ним в России нет. «Государство просто не видит родственников лежачих больных.

Задача проекта системы долговременного ухода состоит в частности в том, чтобы честно «посчитать» всех, кому нужна помощь в стране.

А родные лежачих больных — такие же адресаты системы, как и те, о ком они заботятся», — рассказывает Олескина.

По мнению Арутюнян, ухаживающие крайне нуждаются в психологической помощи, и хотя они могут ее получить бесплатно в некоторых регионах, например, в центрах социального обслуживания, они редко за ней обращаются. Сказываются и усталость, и нехватка времени на себя, и отсутствие культуры обращения к психологам.

«Как-то раз я хотела две недели отдохнуть, съездить к детям. Но посчитала: 1200 рублей в день сиделке, плюс закупка продуктов на маму и на сиделку, еще надо оставить на непредвиденные расходы. Для нашей семьи это неподъемная сумма. Дети выросли — сейчас бы жить и жить, мне всего лишь 51 год. Только дети устроились, а я сижу и выехать даже не могу. Я уже смирилась. Видимо, это мой крест».

Источник: https://spid.center/ru/articles/2466/

COVID-19: инструкция по выживанию. Что делать, если у родного человека коронавирус? | Магнитогорск

Больной родственник

Так получилось, что нашей семье пришлось встретиться с ковид-19 на практике. И если наш опыт кому-то поможет избежать ошибок, буду рада.

Итак, заболели ваши близкие, друзья, родные, любимые. Вы переживаете и хотите помочь. Вы боитесь за них и пытаетесь хоть как-то облегчить их жизнь.

А чем и как? Что может пойти на пользу, а что наоборот? Ниже — некоторые практические заметки для тех, кто будет «с другой стороны стены».

Главное одно: «любая спасательная операция не должна увеличивать количество спасаемых!» В данном случае спасатели – вы, и ваша первейшая задача – не перейти в категорию спасаемых, то есть заболевших.

Часть первая – вы проживаете отдельно от того, кто заболел. Что может понадобиться от вас:

1. Курьерство.

Обычно человека сажают в карантин, и ему нельзя покидать пределы квартиры. Нужна будет помощь курьера: купить еду и лекарства, какие-то хозяйственные мелочи, что-то для детей (если они есть) и принести к дверям квартиры. Не входя внутрь!

2.Еда.

У тех, кто болеет тяжело, часто нет сил не то, чтобы приготовить еду, но и до кухни дойти без передышки. У всех по-разному, конечно, но большинство моих знакомых, переболевших ковидом, говорят, что так тяжело никогда в жизни не болели.

Вы можете приготовить что-то и принести / передать с кем-то в контейнерах. Можно воспользоваться, конечно, и доставкой готового питания – выяснить, что именно хочет человек, оплатить, договориться о времени доставки. Но, во-первых, это дополнительные траты.

Во-вторых, не всегда в таких сервисах готовят диетическое питание, а для больных лучше именно оно.

3. Деньги.

Болеть нынче дорого. Переводы на карту; принести к дверям квартиры; оплатить продукты и лекарства; оплатить КТ легких (если не удалось получить направление на бесплатное КТ) или иные процедуры. В любом формате.

4. Работа диспетчера.

Заболевшему нужно, как минимум, дозвониться до поликлиники и вызвать врача, позвонить на работу, предупредить, что заболел.

А еще — если нужно, обзвонить медцентры и записаться на то же самое КТ легких; в школу – сообщить про карантин у ребенка; родственников попросить, чтобы еды принесли… да мало ли что. А интеллект ковид «съедает» в ноль.

Я, например, путала цифры и не могла набрать номер, забывала, о чем хочу сказать, а после двух минут разговора потом полдня перед глазами все плыло. Так что диспетчерская помощь не помешает.

5. Дети.

Нередки случаи, когда в семье заболевают сразу оба супруга, а дети либо совсем маленькие, либо еще младшие школьники.

Их надо кормить, маленьких развлекать, у школьников проверять уроки… Еще хуже если мама-одиночка болеет, а ребенок не один, а несколько.

Или если сваливается сразу вся семья, и за больными детьми надо ухаживать, а сил на это у матери нет. Ситуации разные, суть одна о детях нет возможности заботиться.

Отправить к родственникам нельзя – карантин. Приходить кому-то в эту квартиру тоже нельзя. Но можно занять детей удаленно – скайп, ватсап. Позвонить по видеосвязи, почитать, поговорить – поработать онлайн-няней. Помочь сделать уроки.

Проконтролировать, чтобы поел, если ребенок уже достаточно большой для самостоятельной еды. Попробовать вместе порисовать или собрать мозаику – вы по одну сторону экрана, ребенок по другую.

Да просто занять на какое-то время, чтобы родители смогли отлежаться.

6. Связи

Среди медиков. Лишним не будет.

А теперь о том, чего точно делать НЕ надо:

Паниковать. Если вы не можете не паниковать, хотя бы не обрушивайте свои чувства на заболевшего. Ему и так тяжело.

Звонить каждые полчаса-час с расспросами «Как ты себя чувствуешь?». От этого ничего не изменится, а сил человек потратит на каждый такой разговор много. И раздражают такие панические звонки тоже сильно. Кому-то лучше вообще не звонить, а писать: соцсети, смс и пр. Ответить человек может и потом, когда найдет на это силы.

Спрашивать, чувствует ли человек запахи. Во-первых, у всех по-разному (я вообще только на 5 день обоняние потеряла). Во-вторых, заболевший и сам переживает и тоже этим вопросом озаботился, а тут еще вы страху нагоняете. Что изменится от того, что вы эту информацию получите? Ровным счетом ничего.

Бросаться помогать лично. То есть приезжать-приходить в квартиру, если вы не уверены, что переболели именно ковидом совсем недавно. Потому что «спасательная операция не должна увеличивать количество спасаемых!». Если в процессе спасания заболеете еще и вы, легче не будет никому. Ваш друг или родственник еще и за вас станет переживать.

Рваться на помощь, если вы не в состоянии ее дать. Оцените четко: чем вы можете помочь без ущерба для своих сил и здоровья? И предложите именно это.

Особенно это касается тех, кто живет в другом городе.

Если вы хотите приехать, подумайте – будет ли вам где остановиться? В состоянии ли вы работать курьером, диспетчером, няней? Может быть, гораздо весомее будет поддержать деньгами, или связями, или диспетчерством удаленно? Не ляжет ли ваш приезд дополнительной тяжестью на человека, который будет вынужден думать еще и о вас, а не только о своем здоровье?

Мелочи, возможно. Но в критической ситуации они становятся важны. Пусть потом лучше вас поминают добрым словом, а не с раздражением.

В одной лодке

Если ваши близкие живут в одной с вами квартире и болеют дома, часть моментов будут общими с теми, что описаны выше. Но есть и некоторые отличия.

Первое, что нужно сделать — уйти на самоизоляцию. Да, пока не подтвердился диагноз, это не всегда возможно. Но если реально – лучше это сделать.

Если симптомы характерные, и тем более если был контакт с уже заболевшим – пожалейте окружающих, останьтесь дома. Тем более, сейчас в ряде случаев работодатели разрешают работать удаленно.

И предупредите всех заинтересованных лиц, чтобы вас разыскивать с полицией не начали.

Опять же работа диспетчера. Раз вы сели в карантин, значит, нужны будут продукты-лекарства. Значит, придется найти добровольцев, которые смогут вам помогать, — то есть сесть на телефон. Вызвать врача. Сообщить, если человек сам не в состоянии, ему на работу. Позвонить в школу ребенку.

Также будут эффективны обычные меры предосторожности и ухода при ОРВИ. Отдельная посуда и полотенце; отселить заболевшего в отдельную комнату, если есть возможность; проветривать как можно чаще; выполнять все назначения врача; обильное теплое питье и постельный режим.

Обеспечить покой больному. Если в семье есть дети и больна их мама – постараться взять их на себя, чтобы женщина могла просто отлежаться. Не дергать человека по мелким хозяйственно-бытовым пустякам без необходимости.

Отслеживать состояние. Больной сам не всегда может адекватно оценить степень ухудшения или улучшения своего состояния. Кому-то может показаться, что он умирает с температурой 37,2, а кто-то будет терпеть до последнего при 40,5. Вы находитесь рядом круглые сутки, вам виднее со стороны, насколько хуже или лучше стало заболевшему.

Следить за регулярным приемом лекарств, если ваш близкий не может по какой-то причине это сделать. Если это ребенок; если человек просто забыл (помним, что голова при ковиде отключается); если стало легче и «да мне уже хорошо, зачем их пить»; если «химия это все, лучше я народными средствами» — вариантов масса.

Позаботиться о себе и своем самочувствии. Помните надпись на кислородной маске в самолете? «Сначала наденьте маску на себя, потом на ребенка». Если свалитесь еще и вы, легче не станет никому, а хуже – очень даже.

Пусть лучше останется на ногах кто-то один из семьи, чем слягут все. Есть регулярно, спать по возможности, пить побольше чистой воды, дышать воздухом на балконе. Если работаете удаленно, делать перерывы раз в час (ставьте будильник, если не можете отследить сами).

Меры простые и доступные, но от того не менее эффективные.

Воздержаться от нравоучений. Не настолько лишнее предупреждение, как может показаться. «А я тебе говорила: надевай маску!». «А я тебе говорил: не ходи туда-то и сюда-то…» Поздно, все уже случилось, и кроме раздражения и злости ничего ваши нравоучения не дадут.

Что же до того, обязательно ли заболеете вы, если в семью пришел ковид, то… тут вам никто не даст гарантий.

Если вы заболели

Впадать в отчаяние сразу не стоит — у всех болезнь протекает по-разному. Кто-то ощущает ее как легкое недомогание, кто-то лежит в больнице. Зависит от возраста, сопутствующих болезней, состояния организма и… все того же Господа Бога.

Что имеет смысл запасти ДО того, как вас накрыло. Создать, так сказать, аварийный запас и периодически его обновлять.

Иметь некоторую сумму наличных. Не обязательно, но желательно – чтобы расплачиваться с теми, кто будет покупать вам продукты-лекарства. Можно переводить и на карту, если будут силы во время болезни.

Иметь дома минимальный запас тех лекарств, которыми вы пользуетесь постоянно, если есть хронические болезни. Плюс некоторые количество противовирусных, средств от кашля, боли в горле и насморка, жаропонижающих, обезболивающих. В первые дни болезни может не найтись добровольца-курьера, а лечиться начинать лучше раньше, чем позже. И если есть — ингалятор-нибулайзер и физраствор для ингаляций.

Сделать запас непортящихся продуктов – бакалеи, чая, полуфабрикатов (если вы их едите), овощей, чтобы в первые несколько дней не остаться голодным, если не нашлось сразу курьера. Запас не слишком большой, но достаточный, чтобы продержаться неделю-две, не покидая квартиры.

Мыло,зубная паста и прочая бытовая химия. Во время болезни сил на уборку не будет, конечно. Но если ваши близкие останутся здоровы и просто будут находиться на карантине – им все это понадобится.

И еще. Жестоко и невесело, но – подумайте, пожалуйста, о том, чтобы обменяться с членами семьи (супругом, взрослыми и подрощенными детьми, родителями – словом, теми, с кем вы связаны общим проживанием и законом) всеми адресами-паролями-явками.

Увы, так бывает, что человек умирает очень быстро, и остается много информации и дел, которые знал и в которых разбирался только он.

Пароли от банковских карт, завещание, счета, документы на квартиру, чеки и гарантии на технику, оплаченная коммуналка, личные документы – приведите все это в порядок и поставьте в известность тех, для кого это может быть важно. Может быть, это преждевременно, но оставшимся и без этих проблем будет тяжело. Извините, но это жизнь.

Если вы уже осознаете, что заболели, но пока есть силы (или вовсе заранее) – можно собрать небольшой пакет с необходимым на случай больницы. Дамы на больших сроках беременности часто так делают.

Дело в том, что если (вдруг!) придется вызывать скорую помощь и срочно ехать в больницу, у вас может не оказаться сил в этот момент. Хорошо, если вы сможете ходить, не задыхаясь, и соображать, где что лежит.

А если нет? Да и одно дело – собирать все в спешке, и другое – взять уже подготовленное и не забыть потом кучу мелочей.

Перестраховка? Возможно. Но лучше так.

Также имеет смысл заранее договориться с друзьями или родственниками о том, что вы сможете выручать друг друга курьерами-диспетчерами-нянями-онлайн в случае необходимости. Взаимопомощь – это очень важно.

Про лечение говорить не имею права даже на личном опыте, я не врач. Но есть некоторые моменты, которые полезны будут всем.

Как при любой вирусной инфекции, организму нужны силы. Сведите к минимуму все дела и лежите. Если есть маленькие дети, сложнее, но есть мультики, гаджеты, рисование, друзья, способные поработать няней онлайн – используйте все способы. Максимально просите о помощи тех, кто остался на ногах, в том числе и с приготовлением еды.

Я бы сказала, что и не стоит работать удаленно, сил-то мало, но не у всех есть возможность выбирать. Да, многие и из больницы работают, жизнь такая. И все-таки – поберегите себя, вы у себя одни.

  • Обильное теплое питье и постоянное проветривание помещения, как при любом вирусе. Свежий воздух – залог успеха, ведь ковид поражает легкие. Проветривать желательно каждый час, не реже.
  • Увлажнение воздуха.

Если есть возможность – включайте увлажнитель. Если нет – развешивайте по комнате мокрые полотенца. И хорошо бы почаще промывать нос соленой водой. При пересушенной слизистой верхних дыхательных путей и нижние пути работают хуже.

Любая, но очень желательно – после консультации с врачом. Из простого — пускать мыльные пузыри, гонять через трубочку воду в стакане, просто поднимать-опускать руки на вдох-выдох – все, что угодно, по силам и самочувствию. Несколько раз в день.

При пневмонии постоянно лежать не полезно. Поэтому хоть понемногу, но старайтесь двигаться или просто сидеть и дышать. В идеале – выполнять хоть и простейшую, но дыхательную гимнастику.

Без комментариев. Организму нужны силы.

Чего точно делать НЕ стоит:

Паниковать. Болезнь у всех протекает по-разному, и необязательно «мы все умрем». Большинство все-таки выздоравливают.

Спрашивать у переболевших, были ли у них те или иные симптомы. У всех это происходит по-разному. У одних исчезает обоняние, у других – нет. У кого-то есть пневмония, а кому-то везет обойтись без нее. Как будет у вас, никто не скажет.

Лечиться без врача. Самолечение может быть не только бесполезно, но и опасно.

Героически работать, будучи уже заболевшим. Во-первых, вы заразите еще кучу народу. Во-вторых, организму нужны силы для борьбы с вирусом, а не с геройствованиями. И в-третьих, учитывая ваше состояние, вряд ли результат будет достойным затраченных усилий.

Главное – настроиться на выздоровление, ведь от этого зависит немало. И пусть вам это никогда не пригодится.

Продолжить чтение

Алина ЧИНЮЧИНА

Оставьте ВАШ КОММЕНТАРИЙ на новость через любимую социальную сеть:

Источник: https://www.mr-info.ru/74352-kovid-instruktsiya-po-vyzhivaniyu-zhitelnitsa-magnitogorska-rasskazala-kak-pomoch-bolnomu.html

Советы психолога: что делать, если ваш родственник серьезно заболел

Больной родственник

Наверное, многие задумывались над тем, как себя вести в различных стрессовых ситуациях: во время пожара, аварии, смерти близкого родственника. Но невольно на каждые «а вдруг…» стараешься убрать из головы тревожные мысли.

Однако, как правило, такие «а вдруг» наступают внезапно, и человек бывает совсем не готов к свалившимся переживаниям и обязанностям. Конечно, постоянно думать о негативных ситуациях не стоит, но знать, куда обратиться за помощью в случае ЧП, должен каждый из нас.

«Ридус» пообщался с клиническим психологом психиатрической больницы № 1 им. Н. А. Алексеева департамента здравоохранения города Москвы Анной Якушенко, и выяснил, что делать, если у вашего близкого человека серьезные проблемы со здоровьем.

Шаг 1. Понять, что вам нужна помощь

Не каждый человек может самостоятельно справиться со стрессовой ситуацией, и это нормально. Если вы понимаете, что болезнь близкого человека тяжело сказывается на вашем психологическом состоянии, лучше обратиться к специалисту.

Как правило, медицинские психологи есть практически в каждой больнице или областном лечебном центре.

Задача медицинского психолога — помочь родным в поисках контакта с пациентом, определить и объяснить близким, с учетом их психологических особенностей и психического состояния, что сейчас происходит с их родным. Очень часто пациенты сильно переживают за своих близких, пытаются морально им помочь, из-за чего могут держать свои чувства и эмоции под замком, чтобы не расстраивать родных. Кабинет психолога в этом случае — лучший вариант для снятия стресса, — рассказала «Ридусу» Анна Якушенко.

Нередко вместе с психологическими проблемами у родственников тяжелобольных пациентов начинаются бытовые и финансовые проблемы. Потеря члена семьи всегда влечет за собой перераспределение семейных ролей, что может вызвать трудности у человека, считает психолог.

Чтобы не потерять контроль над ситуацией, желательно вовремя обратиться к специалисту и не отказываться от помощи.

Шаг 2. Узнать, как делать не нужно

Сотрудники реабилитационных центров часто сталкиваются с тем, что родственники пациентов либо полностью отказываются от ответственности, либо проявляют гиперопеку, которая не всегда положительно влияет на восстановление пациента.

Уход от ответственности может происходить потому, что человек не понимает или не хочет понять, что сейчас происходит с его близким человеком. Это приводит к отстраненности, ограничению общения пациента с близкими и друзьями, а потом контакт между пациентом и его родственниками может и вовсе пропасть.

К сожалению, иногда можно услышать от людей «я не знаю, не понимаю его/ее, вы должны полностью вылечить моего родственника в больнице». В таких ситуациях очень часто это приводит к тому, что человек становится обузой для своей семьи и ему нанимают сиделку, полностью ограждая человека от общения с близкими.

Также встречается и гиперответственность, когда близкие, предупреждая любые желания пациента, стараются все сделать за него, максимально облегчая как двигательное, так и когнитивное включение в обычные бытовые заботы.

Например, кто-либо из родственников берет отпуск или увольняется с работы и «садится» рядом с больным, осуществляя максимально трепетный уход.

Очень часто, когда у людей заболевает родственник, они чувствуют свою вину: не уберегли, мало уделяли внимания и т. д. То есть создаются побочные эффекты, с которыми нужно разбираться. Насильно отправлять человека к специалисту не стоит — это не эффективно. Также люди могут бояться обращаться к психологам, потому что страшно, дорого, непонятно. Но сейчас, особенно в Москве, есть много организаций, где оказывают бесплатную психологическую помощь, не стоит забывать об анонимной службе поддержки по телефону, — посоветовала Анна.

Шаг 3. Забыть про страхи

В процессе изучения проблемы связи родственников и пациентов реабилитационных центров мы выделили самые распространенные страхи людей, которые столкнулись с тяжелым заболеванием своих близких. Все опасения можно разделить на три условные категории:

  • страх неготовности: принять близкого в измененном состоянии / необходимость взять на себя домашние обязанности, которые они ранее не выполняли;
  • страх перед проблемами в случае инвалидизации близкого человека или смерти;
  • страх дополнительных расходов или ухудшения качества жизни (в каком состоянии будет родственник к моменту выписки, сможет ли он себя обслуживать, получится ли обеспечить ему достойный уход, как долго и в каком объеме будет нужна поддержка).

Именно с этими страхами и помогают бороться психологи. Самое главное — понимать, что обращаться за помощью не зазорно.

Шаг 4. Что делать после принятия ситуации

В вашей жизни произошла трагедия, и только от вас зависит, насколько быстро вы придете в себя после случившегося. Иногда для принятия ситуации нужно просто взять себя в руки и жить дальше.

Если вы приняли решение помогать человеку, который оказался в больнице на длительном лечении и реабилитации, то вот несколько советов, которые помогут улучшить психологическое состояние как пациента, так и ваше.

Важно, чтобы больной регулярно испытывал положительные эмоции. При этом надо учитывать, что все люди по-разному реагируют на одинаковые вещи и события.

Для кого-то будет радостью визит внуков, встреча со старыми друзьями. А возможно, это только зря потревожит или смутит больного человека. Если пациент почти постоянно угрюм и раздражен, особенно важно постараться угадать и выполнить его маленькие желания.

Также не стоит забывать и о своем самочувствии. Если у вас кончатся силы, то кто поможет вашему родственнику, с кем он останется?

Если вы почти на пределе — остановитесь, отдохните. Этим элементарным правилом многие пренебрегают, не давая себе передышки до тех пор, пока усталость буквально не валит с ног. Между тем перерывы и выходные значительно повышают эффективность любой деятельности.

Помните, что просить о помощи не стыдно.

Шаг 5. Жизнь продолжается

Что бы ни случилось, жизнь в любом случае продолжается. Очень часто для реабилитации людям помогают новые цели, которые дают дополнительную мотивацию. Не замыкайтесь в себе, делитесь своими переживаниями с друзьями, старайтесь отдыхать, когда это необходимо.

Своим хорошим настроем вы не только поможете себе принять ситуацию, но и дадите понять своему близкому человеку, оказавшемуся в трудной жизненной ситуации, что вы рядом и сдаваться не нужно.

Источник: https://www.ridus.ru/news/298026

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.